Помощник для жизни

Достигая невозможного

Меня зовут Артем Моисеенко, я бизнесмен, президент Дальневосточной организации инвалидов «Ковчег», автор книги-биографии «Достигая невозможного».
Меня зовут Артем Моисеенко, я бизнесмен, президент Дальневосточной организации инвалидов «Ковчег», а также Приморской краевой Федерации физической культуры и спорта инвалидов с поражением опорно-двигательного аппарата, автор книги-биографии «Достигая невозможного».


Травма
 
Когда мне было 20 лет, я попал в аварию. Водитель автомобиля, в котором я ехал, не справился с управлением. Он остался цел и невредим, а я потерял возможность ходить.
 
В 20 лет осознать, что ты не можешь ходить, очень больно. Столько планов на будущее, столько идей – и все прахом? Жить не хотелось. Я страшно злился на водителя. У меня была жена и 4-месячная дочка, родители, сестра... О каком благополучии моей семьи теперь могла идти речь? Его жена благородно предлагала свою помощь. Я отказался: она нужна своей семье. А с водителем я общаться не смог.
 
Конечно, потом я его простил. Сейчас я вижу, что травма – результат многих событий. Это моя судьба, ответ на многие мои вопросы. Еще в юности я заметил, что в моменты болезни – тогда обычной простуды – происходит какая-то перемена в сознании. Жар, постель, мамин чай с медом – и очень странное, интересное состояние. Но как только болезнь уходила, в суете обычной жизни новые выводы и ощущения стирались. Я все размышлял, как бы это состояние продлить. «Надо как следует заболеть, - думал я. – Полежать в больнице, подольше, уйти от рутины, никого не видеть. Тогда что-то произойдет и я наконец начну жить осмысленно».
 
Бойтесь своих желаний – они исполняются. Разумеется, я понял это спустя годы, невозможно сознательно желать себе того ада, через который проходит каждый инвалид. Но благодаря таким поворотам судьбы понимаешь, что нам по силам достичь невозможного. Травма помогла мне обрести смысл жизни.
 

Предназначение
 
Все в детстве мечтают о разном. Я мечтал о справедливости. В чем смысл неравенства, обид, старости? Катастрофы, болезни, смерть – зачем нужен такой мир? И хотя я всегда чувствовал, что могу сделать больше, чем другие, я хотел, чтобы другим было хорошо. В школе мне часто говорили, что я идеалист. Но я не хотел мириться с несправедливостью. В итоге она настигла и меня.
 
После травмы я стал еще больше об этом думать. Пройдя через страдания, прочитав горы книг, научившись жить с новым телом, я пришел к простому выводу: смысл жизни в том, чтобы принести пользу людям. Оказалось, что людей с подобной бедой очень много. Так в 2000 году я создал «Ковчег», общественную организацию для помощи людям с особенностями здоровья.
 
До «Ковчега» я занимался бизнесом. У меня диплом руководителя предприятий различных форм собственности. До аварии я заканчивал второй курс ВГУЭС (Владивостокский государственный университет экономики и сервиса), учился на инженера, но после травмы перевелся на экономическое отделение. Я хотел доказать, что сам могу тянуть семью, а не быть обузой. С мамой и сестрой мы потихоньку осваивали разные виды бизнеса. Начинали с самого простого, организации купли-продажи, потом вошли в строительство, грузоперевозки. Товарищи, которых я вдохновил на работу с проектами, сейчас миллионеры. На мои успехи обратила внимание городская элита: я получил премию как один из самых успешных бизнесменов Владивостока, стал шеф-меценатом. А позже меня избрали депутатом в Думу Владивостока от партии «Единая Россия».
 
Но общественная деятельность для меня важнее денег и политики, я нужнее в «Ковчеге» и в Федерации спорта, чем в бизнесе или в Думе. Поэтому сейчас я все силы и время трачу на социальную активность. Доходы – от прежних проектов, кое-что зарабатываю сам удаленно плюс помогают друзья. Средства от проданных активов пошли на развитие социальной деятельности, чтобы вывести нашу организацию на нужный уровень. Богатеть я не стремлюсь, нынешних доходов хватает на жизнь.




Над пропастью
 
Когда я сам был на ногах, то к инвалидам относился с жалостью. Людей с ДЦП даже побаивался. Дедушка моей жены был наполовину парализован после инсульта. Помогая ему, я с ужасом думал: « Это же немыслимое мучение – так жить, все время лежа, беспомощно!»
 
И это так. Помимо депрессии, морального опустошения это адские боли: когда лекарства не помогают, люди берутся за алкоголь, наркотики – страшно. Это пролежни, вплоть до операций. Надо двигаться, а как, если пандусов нет, родные устают, соседям надоели твои просьбы помочь выбраться на улицу? Даже в Думе, где мой кабинет был на третьем этаже, лифт оказался сломан!
 
Еще это операции, которые не всегда помогают. Это смена врачей и методов лечения. Огромные деньги – а значит, продажа ценного имущества, долги, кредиты, у кого-то вплоть до милостыни. А если даже врачи опускают руки? Как не сдаться? Между человеком, ограниченном в движении, и здоровым человеком – пропасть. Чтобы ее преодолеть и вернуться к нормальной жизни, нужно преодолеть себя, стать своим личным героем.
 
Впрочем, нас нельзя назвать немощными. Я вполне могу обойтись без помощи: было время, когда я жил на полном самообеспечении и был счастлив. Каждый вечер, ложась спать, я чувствовал, какой я герой – живу на коляске, и мне никто не помогает. И дело не в новых технологиях, а в умении приспособиться: независимости можно научиться довольно быстро. У меня огромный опыт в этой области, регулярно слышу, что моя книга очень мотивирует людей: по стране уже разошлось 40 000 экземпляров, 20 000 были переведены на английский язык и распространены в разных странах мира. Но я бы очень хотел активно делиться знаниями в своем реабилитационном центре, чтобы люди тратили на восстановление год вместо моих двадцати. Уже готов проект, сейчас надо заниматься реализацией.
 

Преодоление
 
К счастью, сейчас отношение к нам меняется: жалости меньше, относятся практически на равных. Появилась тенденция помогать инвалидам, сиротам, онкобольным – это здорово, все находят свое место в обществе и чувствуют себя намного комфортнее. Стараниями организаций, включая наши, все больше людей с ограничениями здоровья приходит в спорт – а это отличный старт для интеграции в социум. Мамы приводят в спорт особых детей. Растет число секций и клубов. Развиваются разные виды спорта, включая паралимпийские: баскетбол, регби на колясках, танцы на колясках, гребной спорт и прочие. Наш департамент спорта открыл адаптивную школу. А ведь раньше ничего не было.
 
Я сам ощутил колоссальный реабилитационный эффект, занявшись танцами на колясках. Сначала я думал, что это не мое. На неудобной коляске кружиться в танце с хрупкой партнершей... Но все же я вышел на паркет, подумав, что мой пример может стать отличной мотивацией для других. И это сработало – танцую уже три года! Я участвовал в местном шоу «Танцуют все», мы делали отличный проект «Движение без границ», признанный лучшим проектом года, выезжаем на международые фестивали, приглашаем к себе зарубежные коллективы. Танцуют все больше, причем в студиях здоровые люди и особенные занимаются вместе. Сейчас мы готовим уникальное супершоу «Ты нужна мне...», с которым планируются гастроли по стране.



Я слежу за деятельностью других организаций и очень рад, что конкуренция помогает всем нам делать больше и больше. В Приморье активно развивается повседневная помощь людям с ограниченными возможностями передвижения: в плане городской среды Россия догоняет Европу, хотя пока комфортнее всего инвалидам, пожалуй, в США, Японии, Корее. Американцы пригласили меня участвовать в ежегодном нью-йоркском марафоне в Центральном парке, туда мы ездили с дочкой. Я люблю путешествовать, почти год жил в Таиланде (там тоже комфортные условия для реабилитации), объехал Штаты и Германию, был в Словакии, Австрии, люблю Тенерифе.
 

Мечта и цель
 
Все мои устремления сводятся к строительству многофункционального восстановительного центра санаторно-курортного типа со спортивным уклоном – клиники международного масштаба. Русский остров, на побережье которого мы организуем ежегодный летний лагерь «Инвалето» и где я хотел бы видеть центр, сейчас активно осваивается. Китайская сторона планирует инвестировать в местные гостиницы, медцентры, туристические кластеры – есть все условия для развития. Здесь замечательный климат, уникальные природные грязи. Именно в таком центре я смогу реализовать свой потенциал, возвращая людям радость жизни.



Это пока мечта, но... Раньше я мечтал о пластиковых окнах и современном холодильнике. И мне казалось, что их появление у меня в квартире будет огромным достижением! Паркет, покрашенные стены, сотовый телефон, автомобиль, катер – все эти вещи мне казались несбыточными мечтами, и когда я озвучивал их родным, друзьям, то слышал в ответ: «Разве ты не понимаешь, что ты инвалид? Лежи и радуйся тому, что за тобой ухаживают, прекращай выдумывать». Но я не прекратил – и поменял вокруг себя весь мир.
 
И еще я верю, что снова буду ходить.