Новости

Импортозамещение в фармацевтике – преимущества и риски

12-14 января 2017 года в Москве прошел очередной Гайдаровский форум – крупнейшее событие, где ведущие мировые ученые и политики, представители финансовых кругов и глобальной бизнес-элиты обсуждают положение в различных отраслях экономики, в том числе и в здравоохранении. В этом году в фокусе внимания специалистов были проблемы инвестиций в отрасли, анализ достижений и ошибок. В тематической экспертной дискуссии приняла участие старший вице-президент, генеральный директор Teva Россия и Евразия Анна Ярвиц. Она проанализировала экономические и практические аспекты производства активных фармацевтических субстанций в контексте импортозамещения.
 
К особенностям фармацевтической промышленности можно отнести высокую инвестиционную привлекательность производства готовых лекарственных средств – в отличие от производства субстанций. Программа развития отечественной фармацевтической промышленности «Фарма 2020» предусматривала привлечение инвестиций – как бюджетных, так и частных. Планировалось к 2015 году оснастить отечественные предприятия производства субстанций из синтетического и биотехнологического сырья. За последние 5 лет фармацевтическая отрасль привлекла свыше 120 млрд руб. частных инвестиций иностранных и отечественных компаний при объеме средств федерального бюджета в размере 35 млрд руб. При этом объем производства отечественных субстанций фактически не изменился, обеспечивая отрасль на 8-12%.
 
Большинство активных фармацевтических субстанций (АФС), реализуемых на коммерческих рынках, производится в четырех странах: Китай, Индия, Италия, Испания. На их долю приходится 84% от глобального коммерческого рынка субстанций, объем которого на конец 2015 года оценивался в 26 млрд USD.
 
Такие страны как США, Германия, Великобритания, Франция практически не производят генерических АФС. В США производятся инновационные субстанция для собственного использования и наркотические вещества, импорт которых запрещен. В Европе лидерами по производству АФС являются Италия и Испания – страны с исторически сложившейся компетенцией в данной области.
 
Многие страны в разное время пытались локализовать производство АФС. Так, в Бразилии в 80-х годах прошлого века началось активное развитие производства АФС, создавались программы частно-государственного партнерства, в которых государство гарантировало закупку местной продукции. Ожидалось, что это повлечет за собой значительное снижение стоимости фармацевтической продукции. Однако к созданию новых субстанций и промышленных мощностей эти меры не привели.
 
Нередко антикризисные меры приводят к противоположным результатам. Когда в Индии под предлогом обеспечения национальной безопасности было введено принудительное лицензирование, резко упало обеспечение населения инновационными лекарственными препаратами, но не удалось достичь ни безопасности, ни инвестиционной привлекательности.
 
Принимая решение о локализации, необходимо помнить, что особое место в структуре расходов производства АФС занимает соблюдение правил охраны окружающей среды, экологических норм. Земля вокруг химических предприятий, сточные воды, воздух подвергаются особому риску. Обеспечение экологической безопасности по стоимости может отличаться в десятки раз, в зависимости от законодательства страны.
 
Поэтому сегодня в силу целого комплекса причин, на первом месте среди которых – экономическая целесообразность, ни одна страна не обеспечивает себя собственными АФС или готовыми лекарственными препаратами полностью. Даже в Израиле с его высокоразвитой фармацевтической промышленностью доля лекарственных препаратов внутреннего производства составляет только 30-40%, как и во Франции, Германии, США.
 
Анна Ярвиц сообщила, что в портфеле компании Teva готовые препараты на основе более 1800 молекул (МНН), при этом собственных АФС – немногим более 370. Teva принадлежат 19 заводов по производству субстанций. Они расположены в 7 странах, включая Израиль. В TAPI (подразделение Теvа Активные Фармацевтические Ингредиенты) входят 7 научно-исследовательских центров, где более 700 научных сотрудников создают и отрабатывают исключительно технологии производства субстанций. Несмотря на то что компания является одним из ведущих производителей АФС, она обеспечивает собственные потребности лишь на 20%. «Остальные активные вещества для 80% производимых лекарств закупаются у других поставщиков, и мы можем уверенно сказать, что на мировом рынке полностью отсутствует дефицит фармацевтического сырья», – отметила она.
 
Сегодня в России активно реализуется программа импортозамещения в фармацевтической промышленности. Проект постановления Правительства предусматривает ограничение допуска к госзакупкам лекарственных препаратов, произведенных не из отечественной субстанции. «Это неоднозначная инициатива в плане снижения конкуренции и влияния на стоимость продукции для государственного бюджета, – считает Анна Ярвиц. – Безальтернативность таких закупок может негативно сказаться на качестве продукции: в отсутствие конкуренции у производителей снижается стимул к обеспечению качества».
 
Мировой рынок сегодня находится в преддверии технологической революции и ориентируется на использование know how, особенно в высокотехнологичных отраслях. Таким образом возрастает экспортный потенциал страны, оздоровляется экономика. Но отсутствие здоровой конкуренции существенно тормозит положительные процессы. Затраты на создание новых производств АФС в России едва ли позволят эффективно конкурировать в этой области, что связано с доступностью импортных субстанций, развитым глобальным рынком с многочисленными источниками поставки. При этом, подчеркнула Анна Ярвиц, Teva, обладающая экспертными знаниями в области производства фармацевтических субстанций и лекарственных средств, готова предоставить ресурсы, научный потенциал для создания современной высокоэффективной системы здравоохранения в России.


15 января 2017 г.